Спасатель

   Для животных нет ничего страшнее, чем весеннее половодье и лесной пожар. Эти две противоположные по своей сути стихии приносят им много неприятностей. Весной звери ослаблены после зимней стужи. Им бы  немного подкормиться и приступить к увеличению своего поголовья. А тут такая напасть, спасаться надо.

   Прибывающая вода заливает норки и всевозможные укрытия, где прячутся животные. Внезапность стихии не позволяет им своевременно позаботиться о своем спасении. На земле негде укрыться, а маленькие ножки не позволяют убежать от нее. С другой стороны, от половодья разве можно спастись. Вышедшая из берегов  река заливает все ложбинки и тем самым отрезает животным путь к отступлению. А потом  добирается и до более высоких мест.

    В холодной воде организм быстро переохлаждается, вот и гибнут все, кого настигнет половодье. Особенно сильно страдают мелкие животные – всевозможные грызуны, ежи, ящерицы. Зайцам и лисам тоже достается.

   Спасаются они кто где: одни на пригорках, другие на пеньках, а третьи вплавь – на корягах. А кругом бурлит вода, страшная и неумолимая. Хищным птицам и воронам раздолье, рыщут они по воздуху в поисках обессиленных зверьков, чтобы попировать на чужом горе.

   Стоит какому-нибудь неопытному зверьку зазеваться и все, отрежет его вода от большой земли, а потом постепенно будет добираться до трясущихся от страха зайчиков или лисичек.

   Злая стихия любит экспериментировать. Соберет их на одном островке и наблюдает, как они будут вести себя в экстремальной ситуации. Зайцы рядом, а лисе не до зайчатины, о своей шкуре думать надо. Страх начисто лишает ее аппетита.

   Зайцы тоже не обращают на лисицу внимания. Чего опасаться врага, у которого и без того душа находится в пятках. С другой стороны, страх перед половодьем выше страха перед хищником.

   Мечутся они по островку, который час от часу уменьшается в размере, как льдина под ярким солнцем. Зайцы периодически поднимаются на задние лапы, высматривают, не идет ли помощь. Лиса тоже не отстает от них, вытягивает шею, чтобы лучше видно было. А над ними кружат вороны, ждут своего звездного часа.

   Однажды во время такого половодья я приехал к своему знакомому леснику, владения которого находились в Мордовии в нескольких километрах от Суры. Летом река узенькая, в некоторых местах можно перебраться с одного берега на другой чуть ли не вброд. А весной она разливается на много километров.  Животный мир в тех местах богат, большие и маленькие звери встречаются на каждом шагу. И все они страдают во время весеннего половодья.

    Я обычно загодя  давал  телеграмму, и лесник  встречал меня на лошади за несколько километров от своего дома. На этот раз мне пришлось самостоятельно добираться до кордона. Дома его тоже не оказалось.

   Дом стоял на возвышенности, а в каких-то ста метрах от него плескалась вода. Я не узнавал эти места. Летом кругом сплошной стеной стоял лес, река находилась вдалеке от дома, а сейчас куда ни глянь – вода.

   Вода в половодье сильно отличается от той, которую обычно видим летом. Весной она грязная, несет всевозможный мусор, которого в лесу предостаточно. На поверхности воды периодически появляются большие и маленькие водовороты. Все это подчеркивает движение воды и неотвратимость приближающейся опасности.

    Несмотря на то, что вода никогда не добиралась до домика лесника, однако все равно ощущалось какое-то тревожное чувство. На тебя надвигается опасность, а ты не можешь ей противостоять. Из-за этого и не хотелось идти в дом. В помещении эти опасения еще больше усугубляются. Органы чувств обостряются; из-за этого любой звук, всплеск  заставляет настораживаться и опасливо поглядывать в окно. Половодье на новичка действует удручающе. Как же тогда реагируют на него бедные звери, отрезанные водой на небольших островках.

   Я стоял на берегу и ждал. Наконец, вдалеке показалась лодка лесника. Он увидел меня и приветливо помахал рукой. Лицо его сияло, а рот расплылся в радостной улыбке. Мы с лесником  были друзьями, однако так он меня никогда не встречал. Значит, причина его радости была иная, чем мой приезд.

   Мой друг в половодье ежедневно выезжал на лодке спасать животных. Делал он это не столько по долгу службы, сколько из внутренних побуждений – с детства не может забыть стихотворение про деда Мазая.

    Он рассказывал, каждую весну на него что-то находит, это стихотворение из головы не лезет. Даже ночью просыпался в испуге, надо ехать выручать зайцев.

   Улыбающийся лесник причалил к берегу. Я бросился к лодке:  «Каковы успехи, дед Мазай», хотя до «деда» ему было еще далеко. В лодке сидели два зайца, уж и несколько лягушек. Уж спасался на коряге, а лягушек прихватил как бы мимоходом, в кустах копошились. Это во времена Н.А.Некрасова зайцев была тьма, а сейчас маловато – оскудела природа.

   Вечером мы пили чай из трав и беседовали. Разговор в основном шел о половодье и животных, которых приходилось выручать из беды.  Дед Мазай специализировался на спасении зайцев, а мой друг привозил на берег всех, кто нуждался в помощи. В его «ковчеге» побывали жабы, лягушки, ящерицы, ужи, ежи, белки, зайцы, лисы. Как-никак получил небольшое экологическое образование, в отличие от знаменитого деда. Понимал, для леса всякая тварь полезна; биоценоз складывается из всего комплекса организмов, включая как «полезных» для человека видов, так и «вредных».

   Лесник рассказывал, однажды ему повезло, – выручил из беды лисицу, зайца, ежа и белку, которые все вместе сидели на небольшом островке. Он был крохотный,  рано или поздно должен был скрыться под водой. Плыл, говорит, и радовался такой удаче.

Неужели они сами так и прыгают в лодку, как у деда Мазая?

Нет, в лодку ни один зверь не идет добровольно, если, конечно, островок полностью не затопит. А так, приходится бегать за каждым, ловить. Для этого специально изготовил большой сачок. Им и ловлю.

Он рассказывал, и  лицо его светилось радостью. Человек помогал в трудную минуту тем, кто в ней больше всего нуждался.

 Конечно, в половодье много зверей гибнет –  больших и маленьких, умеющих и не умеющих плавать. От этого никуда не деться. Всех не спасешь. Однако, те, кто выжил с помощью моего друга, где-нибудь замолвят за него словечко.

Прощаясь, я в шутку сказал ему, что на том свете его весенние трудовые подвиги зачтутся сторицей. Они искупят все его грехи. Он в бога не верил, однако, чувствовалось, что сказанное ему понравилось. Значит, делает полезное и нужное дело.  

 

Садчиков Анатолий Павлович, профессор МГУ имени М.В.Ломоносова, вице-президент Московского общества испытателей природы

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован