Троица или три мушкетера

Эта история о трех друзьях, – гусе, сеттере и коте, которые жили у нас на биостанции. Эта троица всегда  была вместе. Девиз мушкетеров: – «Один за всех, все за одного» – как раз был о наших друзьях.

    Если уж мы начали сравнивать их с мушкетерами, то гусь – это Атос: храбрый, гордый и благородный. Он всегда ходил с высоко поднятой головой, не обращая ни на кого внимания. На мелкие подачки он никогда не разменивался. Если кто-то и пытался угостить  гуся чем-то вкусным, он как бы нехотя брал кусочек и гордо удалялся. Друзей он любил и был предан им, однако суета  была чужда его натуре. При появлении незнакомых людей гусь никогда не убегал. Он выгибал шею, издавал шипящие звуки и не спеша удалялся. Мы боялись, что такое пренебрежительное отношение к неуправляемым «диким» туристам может для него плачевно закончиться. Поэтому на его оперении  сделали отметку о принадлежности к Московскому университету. На каждом крыле несмываемой краской было выведено «МГУ». После этого мы уже не боялись за судьбу гуся – он спокойно гулял по окрестным лугам и все уважительно уступали ему дорогу.

   Кот был явной противоположностью гуся. Он был красив, ласков и все его любили, однако в его натуре чувствовалось что-то иезуитское.  На кухне он нежно терся возле ног, а глазами так и высматривал, чтобы такое украсть. Его жизненное кредо было: – «Дружба дружбой, а колбаса все же лучше». Так что с котом необходимо было постоянно быть начеку. В нем было много качеств красавца и любимца женщин – Арамиса.

     А сеттер был неугомонный, как несколько   д'Артеньянов вместе взятых. Он постоянно где-то бегал, выискивал дичь, разрывал норы, в которых, по его мнению, та должна прятаться. Он всегда был при деле или, по крайней мере, создавал видимость активной натуры. Сеттер был рубаха-парень, готовый за всех и каждого жизнь отдать. Однако, если   это не удавалось сделать, он не огорчался. Жизнь одна, а друзей много. И еще больше будет впереди, так что расставаться с ней можно и не спешить. Он лез целоваться и облизываться ко всяком встречным, его любовь и дружба были бескорыстны.

    Гусь просыпался очень рано, и сразу же раздавалось его призывное гоготанье: – «Пора вставать, лежебоки». Это относилось не только к его друзьям, но и сотрудникам биостанции. Сразу же появлялся сеттер, и они направлялись к домику, где жил кот. Гусь гоготал до тех пор, пока из дома не появлялся заспанный кот. Он лениво потягивался, все в нем указывало на нежелание расставаться с теплым ложем. Однако гусь был непреклонен. Его гогот мог разбудить всю округу, не то, что кота. Затем троица наскоро наводила утренний туалет: кот приглаживал усы, гусь слегка поправлял перышки, а сеттер – тот резко встряхивал всей своей шевелюрой и готов был в бой, не то, что на прогулку. С друзьями он мог и в огонь, и в воду. Такая уж у него была натура.

   Затем друзья направились на прогулку. Впереди шел гусь, по бокам которого красовалась надпись «МГУ», за ним не спеша шел кот, а следом – сеттер. Кстати, они всегда в таком порядке ходили. Стоило кому-нибудь обогнать гуся, как раздавался его крик, и очередность восстанавливалась. Авторитет гуся был непререкаем.

    Их маршрут лежал по берегу водохранилища. Они инспектировали прилегающую к биостанции территорию. Эти места были заповедные, и ловить рыбу не разрешалось. Однако кто у нас соблюдает правила и запреты. Это, скорее всего, привлекает людей и тем более рыболовов. Вы, наверное, помните, что именно это свойство людей способствовало избавлению Кощея Бессмертного из заточения. Ивану-царевичу разрешили открывать все двери, за исключением одной. Однако, как говорится, запретный плод сладок. С неё то он и начал. А для такого хитреца, как Кощей, выбраться из тюрьмы уже было дело техники.

    Рыбной инспекции не до проверок. Она тоже рыбку любит, а ее еще и поймать надо. Вот и чувствуют себя нарушители запретов вполне спокойно.

    Наша троица выполняла роль общественных инспекторов. За нарушение полагался штраф. Животные подходили к сидящему за удочками рыболову. Гусь на своем птичьем  языке выражал негодование и шел дальше. А кот и сеттер садились напротив рыболова и, не мигая, смотрели на него. Народ у нас догадлив, особенно если знает, что нарушает правила: кот получал рыбку, а сеттер – кусок хлеба или еще чего-нибудь.

Гусь взяток не брал, а вот кот и сеттер так те кормились этим промыслом. Кто у нас, находясь при «должности» не берет взяток.

 Обратно они возвращались тем же порядком. Впереди  – гордый гусь, а следом – отяжелевшие от еды кот и сеттер. Они были довольны проделанной работой: гусь – выполненным долгом, а кот и сеттер – наполненным брюхом. Однако, несмотря на разные морально-этические воззрения, они оставались друзьями.

 

Садчиков Анатолий Павлович, профессор МГУ имени М.В.Ломоносова, вице-президент Московского общества испытателей природы

 

 

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован