17 мая 1999
17329

Владимир Андрианов: Финансово-экономический кризис в Республике Корея и меры правительства по его преодолению

После долгих лет непрерывного экономического роста Южная Корея в конце 90-х годов вступила в полосу экономического кризиса.
В середине ноября 1997 г. стало очевидно, что Южной Корее не удалось избежать валютно-финансового кризиса, охватившего ряд азиатских стран (Таиланд, Малайзия, Индонезия, Япония).
Потрясения на финансовых рынках стран Юго-Восточной Азии обострили экономические проблемы страны, повлекли за собой резкое падение обменного курса южнокорейской воны (почти в три раза), массовый обвал котировок на рынке корпоративных ценных бумаг южнокорейских корпораций. На критически низком уровне оказались золотовалютные резервы страны (около 5 млрд. долл.).
Финансовый кризис во многом был спровоцирован нерациональной кредитной политикой южнокорейских банков, финансовых учреждений и финансово-промышленных групп. В результате бесконтрольного предоставления несвязанных краткосрочных займов просроченные взаимные долговые обязательства южнокорейских компаний в 20 раз превысили сумму их ликвидности и составили около 110 млрд. долл.
Кризис с ликвидностью вызвал цепную реакцию банкротств южнокорейских фирм. В частности, банкротом была признаны; корпорация "Халла" (12 -е место среди крупнейших южнокорейских фирм); крупная финансовая компания "Коре секьюритиз"; один из основных производителей грузового автотранспорта - компания "Санъен" (поглащена корпорацией "Дэу"). Среди промышленных компаний в особо сложном положении оказалась финансово-промышленная группа "Киа".
Пытаясь остановить падение курса воны и стабилизировать ситуацию на финансовом рынке, южнокорейское правительство объявило об экстренных мерах по преодолению экономического кризиса.
В частности, были расширены с 2,25 до 10 % допустимые ежедневные колебания курса воны на валютных торгах, выделены 7,5 млрд. долл. на создание двух страховых корпораций, призванных ускорить процесс объединения и поглощения неплатежеспособных банков.
Предпринятые меры, однако, не привели к ожидаемым результатам, и 21 ноября 1997 г. Республика Корея обратилась к Международному валютному фонду (МВФ) с просьбой о предоставлении срочного кредита для преодоления финансового кризиса.
Республика Корея и МВФ подписали 3 декабря 1997 г. протокол о намерениях и техническое приложение к нему, определившие условия крупнейшей в истории программы международной помощи Южной Корее (около 57 млрд. долл.).
Несмотря на упорное сопротивление в ходе переговоров, правительство Южной Кореи было вынуждено уступить жестким требованиям фонда. В обмен на финансовую помощь, сформированную за счет средств МВФ (21 млрд. долл.), Мирового банка (10 млрд. долл.), Азиатского банка развития (4 млрд. долл.), а также взносов США (10 млрд. долл.), Японии (5 млрд. долл.), Германии, Канады, Великобритании и Австрии, Республика Корея согласилась ускорить финансовую реформу, предполагающую серьезную перестройку банковской системы, проведение жесткой фискальной политики, максимальное открытие финансового рынка для иностранных инвесторов.
Правительство Республики Корея обязалось принять меры по сокращению в 1998 г. темпов роста экономики до 3% (с возможным незначительным увеличением лишь в 1999 г.), удержанию инфляции в пределах 5% в год, сокращению дефицита платежного баланса по текущим операциям до уровня 1% ВНП на протяжении 1998-1999 гг.
Предусматривалось также открытие рынка краткосрочных облигаций, снятие ограничений на приобретение акций, увеличение допустимого уровня иностранного участия в южнокорейских компаниях с нынешних 26% до 55% к концу 1998 г.
Несмотря на получение первого транша от МВФ (5,2 млрд. долл.), в декабре 1997 г. финансово-экономическая ситуация в Республики Корея продолжалась ухудшаться. Внешний долг с учетом долговых обязательств южнокорейских компаний и их зарубежных филиалов составил около 150 млрд. долл. Резко повысилась стоимость кредита (до 30%), продолжались банкротства, падение курса воны и совокупного индекса стоимости акций на сеульской фондовой бирже.
Еще более усугубило положение понижение кредитного рейтинга Республики Корея международными финансовыми компаниями "Moody"s" и "Standard and Poor"s".
В сложившейся ситуации правительство страны вынуждено было пойти на новые уступки в обмен на досрочное предоставление займов по линии МВФ. Крупнейшие промышленно развитые страны и МВФ 24 декабря 1997 г. объявили о том, что предоставят Республике Корея экстренный заем в 10 млрд. долл.: 2 млрд. - по линии МВФ до 30 декабря 1997 г. и 8 млрд. - до конца января 1998 г. странами "семерки".
В ответ правительство взяло на себя обязательства на три, а в некоторых случаях и на шесть месяцев раньше согласованных с МВФ сроков "открыть" финансовый рынок, отменить "систему дифференциации импорта" (ограничивающую японский экспорт в Южную Корею), закрыть неблагополучные банки и финансовые компании, ввести систему свободно плавающих процентных ставок, разрешить свободный наем иностранной рабочей силы.
Достигнутые договоренности предполагали также немедленное увеличение предела иностранного участия в южнокорейских компаниях до 55%, снятие до конца 1997 г. ограничений на операции иностранных инвесторов на местном рынке облигаций и разрешение зарубежным брокерским фирмам открывать (с марта 1998 г.) свои отделения в Республике Корея.
Эти договоренности были восприняты в корейском обществе в целом негативно. Многие местные эксперты высказывали мнение, что предоставление займов не сможет улучшить экономическую ситуацию в стране и в лучшем случае лишь "заморозит" ее. Требования МВФ и иностранных кредиторов, как считают корейцы, чрезмерно жестки и направлены на снижение степени защищенности внутреннего рынка Республики Корея.
По нашему мнению, США, Япония и другие развитые страны решили воспользоваться экономическими трудностями в Южной Корее и с помощью МВФ несколько ослабить конкурентные возможности страны.
Представители политических и экономических кругов едины в том, что нынешний кризис во многом подорвал основы экономической безопасности Республики Корея.
До полной стабилизации положения в экономике Южной Корее должно пройти как минимум несколько лет, в течение которые будут сопровождаться массовыми банкротствами, высокой безработицей, падением реального уровня жизни, нулевыми и возможно отрицательными темпами роста и, как следствие, обострением социальной напряженности.
Меры правительства по оздоровлению экономики
В начале 1999 г. Министерство финансов и экономики Республики Корея анонсировало новый пакет мер, направленных на преодоление кризисных явлений и стимулирование экономического развития страны путем поощрения потребления и инвестиций, стимулирование развития экспорта и др.
Достижение указанных целей планируется:
путем целенаправленного дополнительного инвестирования в "проблемные" сектора экономики, объем которых к концу 1999 г. должен составить более 25,6 трлн. вон.;
предоставления новых кредитов промышленности и сектору услуг планируется осуществлять наряду с совершенствованием процедуры предоставления гарантий по кредитам, что поможет национальным финансовым институтам избежать рисков, связанных с их кредитными операциями;
последовательное снижение банковских процентных ставок и использование резервных средств на финансирование реального сектора.
Важнейшими текущими задачами правительство Республики Корея считает создание благоприятных условий для иностранных инвестиций. Льготный режим кредитования будет предоставлен в основном средним и малым компаниям. Действующие правила и законы, препятствующие развитию экономической активности таких предприятий, будут отменены.
Для оказания помощи в создании новых рабочих мест правительство намерено упростить процедуру регистрации предприятий в таких секторах экономики как транспорт, строительство, финансовый сектор и др.
Одной из основных мер правительства по выходу из кризиса является стимулирование внутреннего спроса. Для реализации этой цели планируется предоставление кредитов на общую сумму до 7,2 трлн. вон. на финансирование сделок по приобретению недвижимости, товаров длительного пользования, а также обязательств финансовых институтов (облигаций и т.п.).#61482;
Методом льготной налоговой и финансовой политики планируется стимулировать внутренние инвестиции в автоматизацию, информатизацию и связь, туризм, культуру и "рисковый" бизнес. Всего на поддержку и развитие наукоемких отраслей запланировано направить 1 трлн. вон кредитных средств.
Что касается долговременной финансовой кредитной поддержки и инвестиций в средства производства, то в этих целях будут использоваться заемные средства Банка для экономического развития Кореи ("KDB"), привлекаемые в форме связанных кредитов на закупку машин и оборудования у "Эксимбанка" США, "Эксимбанка" Японии германского банка, осуществляющего аналогичные функции.
Кроме того, в 1999 г. планируется создать взаимные фонды инвестирований в объекты инфраструктуры, куда будут допущены как местные внутренние, так и зарубежные инвесторы. Первоначальный размер этих фондов может достигать 500 млрд. вон.
Стимулирование национального экспорта.
Мероприятия по поддержке экспорта и иностранных инвестиций включают следующие пункты.
Основной акцент будет сделан на устранение бюрократических и других проблем, сдерживающих экспортный сектор. Корейская корпорация по содействию торговли и инвестиций ("KOTRA") и другие правительственные агентства и структуры, призванные помочь развитию национального экспорта, будут активно поддерживать продвижение 100 экспортных товаров в выявленных "нишах" на мировом рынке.
С ноября 1998 г. начали действовать взаимные экспортные гарантии по кредитам с другими странами, включая Малайзию и Таиланд. Денежные средства, направляемые "KDB" на льготное финансирование торговых операций будут увеличены с 1 до 2 трлн. вон.
Начиная с октября 1998 г., на поддержание экспортно-импортного финансирования южнокорейских компаний направлялись иностранные займы в общей сумме 2,9 млрд. долл.
Поддержка иностранных инвестиций.
Для стимулирования притока иностранных капиталовложений Правительство Республики Корея приняло в сентябре 1998 г. "Закон о стимулировании прямых иностранных инвестиций", который вступил в силу 17 ноября 1998 г.
Несмотря на меры, принимаемые Правительством Республики Корея по привлечению прямых иностранных инвестиций, их приток в Южную Корею в 1998 г. (по состоянию на октябрь) составил 4,7 млрд. долл., то есть сократился почти наполовину от уровня 1997 г. (10 млрд. долл.).
Среди зарубежных стран на первом месте по размеру инвестиций в экономику Южной Кореи в 1998 г. были страны Европейского Союза (1,8 млрд. долл., что на 3,3% выше уровня 1997 года), затем следовали - США (1,65 млрд. долл., снижение на 30,4%) и Япония (438 млн. долл., прирост на 89,6%). В последние годы японцы предпочитают вкладывать средства в мелкий и средний бизнес, выкупая контрольные пакеты акций или более 51% их участия в совместных предприятиях с южнокорейскими партнерами. #61482;
По мнению сотрудников Корейского института международной экономической политики ("KIEP"), снижение прямых иностранных инвестиций в корейскую экономику не должно объясняться одними только "внешними" факторами.
Так, озабоченность иностранных инвесторов вызывает возможность повторения ситуации, приведшей к долгосрочной забастовке на заводах компании "Hyundai Motor Co" после введения нового трудового законодательства в стране.
Продолжался процесс либерализации доступа иностранного капитала в ранее закрытые отрасли южнокорейской экономики. Начиная с ноября 1998 г., для прямых иностранных инвестиций сняты ограничения на вложение капитала в книгопечатание и издательскую деятельность, в том числе в издание периодической литературы.
С 1 января 1999 г. правительство РК разрешило иностранным предпринимателям свободно публиковать в Южной Корее книги и периодические издания. Им также разрешено иметь 33%-ное участие в капитале южнокорейских газет (ранее - максимум 25%). С 1999 г. доля иностранного капитала в секторе книгопечатания и средств массовой информации может достигать 100% (ранее планировалось 50%).
По завершении недавнего визита президента Республики Корея Ким Дэ Джуна в Японию и достигнутой в его ходе договоренности в Республике Корея разрешены публикация, прокат и продажа японских "комиксов" и фильмов.
По ранее намеченным графикам продолжается либерализация доступа иностранного капитала в 16 "частично открытых" отраслей экономики.
Так, с января 1999 г. открыты для иностранного капитала индустрия по производству алкогольной продукции, морские грузовые перевозки.
С ноября 1998 г. разрешено владеть ное участие иностранным предпринимателям до 25% капитала в предприятиях по производству табачных изделий. По другим отраслям промышленности правительство Республики Корея составило планы либерализации, однако требуется уточнить ее временной график. К таким сферам экономики относятся внутреннее паромное сообщение и воздушный транспорт, трастовый бизнес, кабельная телетрансляция, телефонный сервис и отправление телеграмм, беспроволочный телефонный сервис и выработка электроэнергии, причем для местного паромного и регулярного авиационного сообщения будут установлены ограничения по участию иностранного капитала до 50%.
Среди 13 полностью "закрытых" для иностранного участия отраслей Министерство финансов и экономики Республики Корея (МФЭ) планирует, начиная с марта 1999 г., частично "открыть" организацию работы казино, с 1 января 2000 г. - оптовую продажу мяса.
Пока останутся полностью закрытыми для иностранцев 9 отраслей бизнеса, включая прибрежное рыболовство, контроль за воздушным сообщением, медицинское страхование, радио- и телевизионное вещание, а также азартные игры (за исключением казино), которые, являются важным в плане соблюдения национальной безопасности или могут иметь неблагоприятный обратный эффект на местную промышленность.
Согласно "Закону о стимулировании иностранных инвестиций", налоговые льготы будут предоставляться предпринимателям, занятым в сфере туризма (включая гостиничный бизнес, предоставление офисов для проведения международных конференций и т.п.), а также в сфере досуга, на что будет направлено около 30 млн. долл. государственных инвестиций.
Для эффективной работы центра по оказанию консультативной и регистрационной помощи при осуществлении прямых зарубежных инвестициях в экономику Южной Кореи к Центру иностранных инвестиций (непосредственно подчиняется "КОТRА") прикомандированы официальные представители правительственных структур.
В области стимулирования сделок по недвижимости и ипотеке в планируется задействовать новые ценные бумаги, обеспеченные закладными. Создаются брокерские дома по покупке-продаже закладных.
С целью оказания помощи южнокорейской Корпорации по управлению собственностью (Korea Asset Management Corp.", или "КАМСО"), различные государственные и коммерческие банки будут выделять кредиты, используемые по сделкам на недвижимость и проводимые при участии "КАМСО" как сокредитора.
Позднее будут опубликованы льготные тарифы, направленные на облегчение покупок недвижимости (зданий, сооружений, земли т.п.), причем проект соответствующего закона уже передан правительством на рассмотрение в Национальное собрание Республики Корея. В дополнение к 3 трлн. вон, направленных на закупку основных средств (зданий и сооружений), Корейская земельная ассоциация с октября 1998 г., начала выкупать недвижимость на сумму 500 млрд. вон.

Структурная перестройка крупнейших южнокорейских корпораций

Как показывает мировой опыт ведущие ТНК сформировались на базе финансово-промышленных групп (ФПГ). Наиболее интенсивно эти процессы в протекали в новых индустриальных странах и прежде всего в Южной Корее. Республика Корея является типичным примеров транснационализации внешнеэкономических связей, путем активной внешней экспансии финансово-промышленных групп.
В Южной Корее ФПГ называют "чэболь" ( в переводе с корейского -- финансовая олигархия ). Создание и развитие "чеболь" в Корее явилось результатом успешного сочетания рыночных начал с государственной поддержкой наиболее успешно развивающихся ФПГ.
Современный глубокий финансовый кризис в Южной Корее показал неоднозначное влияние ФПГ на экономику страны. В свое время правительство поощряло и всячески поддерживало рост национальных ФПГ путем слияния, укрепления и расширения их производственной и финансовой базы, способствовало продвижению ФПГ на мировые рынки.
Возникновение первых "чеболь" относится еще к периоду японского колониального господства в Корее. Структурное оформление ФПГ произошло в конце 50-х годов после окончания войны, когда Южная Корея получила финансовую помощь от США.
Наиболее активно этот процесс проходил в 80-х годах. Если в 1953 г. в Южной Корее было только 5 "чеболь", в 1965 г. - 10, в 1975 г. - 20, то в 1985 г. их число возросло до 70, а в 1990 г. увеличилось до 100. При этом число фирм, входящих в финансово-промышленные группы, только в 80-х годах возросло с 400 до 850.#61482;
Из общего числа "чеболь" можно выделить наиболее крупные примерно 43 финансово-промышленные группы, активы каждой из которых превышают 400 млрд. вон (около 500 млн. долл.). Элиту южнокорейского бизнеса составляют 30 "чеболь", совокупная стоимость активов которых к концу 90- х годов превышала 300 млрд. долл, а совокупный оборот свыше 340 млрд. долл. Эти корпорации имели 623 дочерние компании.
По совокупному показателю концентрации производства и капитала южнокорейские "чеболь" значительно опережают японские монополии. В середине 90-х годов совокупный объём продаж 10 крупнейших "чеболь" составил 175 млрд. долл., что соответствовало примерно 50% от ВВП Южной Кореи. На долю этих ФПГ приходилось более 35% от общего объёма промышленного производства около 25% экспортно-импортных операций страны.
Крупнейшие южнокорейские корпорации имеют предприятия в 9 ключевых отраслях, в то время как аналогичные финансово-промышленные группы в Японии - в одной, двух или трех отраслях .
Характерными чертами южнокорейских ФПГ является высокий уровень отраслевой диверсификации, централизованное планирование, значительные размеры текущей задолженности, авторитарный стиль руководства.
Особо следует сказать о таком феномене как значительные размеры текущей задолженности, которые явились одной из причин сначала финансового, а затем и общеэкономического кризиса южнокорейской экономики.
Первые сигналы о неблагоприятной ситуации в экономики Южной Кореи появились уже в середине 90 - х годов. В результате бесконтрольного предоставления несвязанных краткосрочных займов просроченные взаимные долговые обязательства южнокорейских компаний в 20 раз превысили сумму их ликвидности и составили около 110 млрд. долл.
Кризис с ликвидностью вызвал цепную реакцию банкротств южнокорейских фирм в том числе и 12 - ой по величине "чеболь" - "Халла", крупной фондовой компании "Коре секьюритиз", одного из основных производителей грузового автотранспорта - компании "Санъен", ведущего производителя спиртных напитков - корпорации "Джинро" и др. В критическом положении оказалась одна из ведущих автомобилестроительных компаний "Киа".
По своей организационной структуре южнокорейские "чеболь" напоминают японские "дзайбацу" и имеют семейно-клановый характер. Каждую ФПГ контролирует семейный клан. Члены семьи основателя и его родственники являются основными держателями акций компаний, входящих в состав группы. По оценкам правительства Республики Корея, примерно 60% акций ФПГ принадлежит принадлежат членам таких кланов.
Особую роль сыграли южнокорейские монополии в процессе развития внешеэкономических связей и интеграции экономики страны в мировое хозяйство. Динамичный рост "чеболь" и ориентация на внешний рынок постепенно способствовали их превращению в современные транснациональные корпорации.
Из общего числа крупных южнокорейских фирм к разряду транснациональных корпораций можно отнести около 20 монополий и, прежде всего "Хендэ", "Самсунг", "Дэу", "Лакки Голдстар", "Санкёнг", "Ссангъенг", "Кореа эксплусивз", "Ханчжин", "Киа", "Хесон", "Дусан", "Колон", "Ханва", "Лотте", "Ханиль", "Кымхо", "Дэлим", "Донг-А-Констракшен".
Одиннадцать ведущих южнокорейских "чеболь" входят в список пятисот крупнейших промышленных компаний мира, в том числе четыре в первую сотню.
Именно эти фирмы явились основными проводниками политики экспортной ориентации. Благодаря высокой конкурентоспособности южнокорейских товаров и агрессивной торговой политике транснациональных компаний, Южной Кореи удалось занять достаточно твердые позиции на многих мировых товарных рынках .
Всесторонняя поддержка государством крупных иерархически организованных конгломератов, целенаправленно ориентированных на расширение своего участия в реальном секторе экономики и на внешнюю экспансию, придала мощный импульс экономическому развитию страны и до сих пор остается важным фактором устойчивого развития южнокорейской экономики.
Опыт "чеболь" свидетельствует, что на пороге ХХI века первоочередное значение приобретает технологический уровень производства, способность концентрировать интеллектуальные, финансовые и материальные ресурсы на стратегически важных направлениях, развивать в рампах ФПГ собственную базу НИОКР.
Сыграв решающую роль в процессе индустриализации и интеграции Южной Кореи в мировую экономику, "чеболь" в последние годы стали оказывать сдерживающее влияние на динамизм развития внутренней экономики. Доминирующее положение на многих товарных рынках отрицательно сказывается на внутренней конкурентной среде, сдерживает развитие малого и среднего бизнеса, ограничивает свободу предпринимательства.
Пытаясь изменить сложившуюся ситуацию, правительство постепенно начало проводить политику, направленную на разукрупнение "чеболь" и предание им более узкой специализации. Министерство торговли и промышленности Южной Кореи обязало 10 ведущих "чеболь" (в том числе "Хендэ", "Самсунг", "Лакки Голдстар" и "Дэу") определить для себя три ключевые отрасли специализации, а 20 следующих по величине финансово-промышленных групп - две отрасли.
Вместе с тем, со своей стороны государство снимает с них ряд ограничений на банковские и иностранные займы, обеспечивает поддержку в сфере НИОКР.
Финансовый кризис в Южной Корее показал, что необходимо демонополизация экономики. Необходима кардинальная реформа в структуре экономики, в том числе и реформа "чеболь".
В перспективе "чеболь", при определенном изменении их экономического статуса, должны остаться самостоятельными экономическими подсистемами. По законам системного анализа наличие в системе адекватных подсистем увеличивает общий ресурс системы и тем самым повышает ее устойчивость.
По требованию Президента Республики Корея Ким Тэ Чжуна, пять крупнейших конгломератов страны - "Hyundai", "Samsung", "Daewoo", "LG" и "SK" должны быть разукрупнены. Правительство настаивает на полном отделении от них филиалов, сосредоточении оставшихся структур на наиболее профильных видах деятельности, сохранении лишь нескольких продуцентов в таких ключевых отраслях, как полупроводниковая, автомобилестроительная и химическая промышленность.
Все эти преобразования будут осуществляться через продажу части собственности, отделение предприятий, обмен видами деятельности.
Совокупность таких мероприятий получила на звание "большая сделка" ("Big Deal"). Подписанные до сих пор в ее рамках соглашения предусматривают слияние нефтехимических подразделений "Hyundai" и "Samsung", полупроводниковых производств "LG" и "Hyundai", а также обмен, в результате которого в ведение "Samsung" переходит электронный завод "Daewoo", а в состав последней корпорации - автомобильные предприятия "Samsung".
Ниже приводятся данные по 5 вышеназванным конгломератам с указанием ключевых сфер бизнеса (I), число компаний в их составе в 1998 г. (II) и по окончании преобразований в 2002 г. (III), а также соотношения между задолженностью и акционерным капиталом на декабрь 1998 г. (IV, %):

I II III IV
Hyundai Автомобилестроение 63 32 342
Строительство
Электронная промышленность
Тяжелое машиностроение
Химическая промышленность
Финансы
Samsung Электронная промышленность 66 40 256
Финансы
Торговля
Daewoo Автомобилестроение 41 10 343
Тяжелое машиностроение
Торговля
Строительство
Финансы
LG Химическая промышленность 53 32 364
Электронная промышленность
Связь
Услуги
Финансы
SK Химическая промышленность 42 22 377
Строительство
Обработка информации
Связь
Сбытовая деятельность
Финансы

Реализация "Большой сделки" наталкивается на острое противодействие. ФПГ выступают за самостоятельность при проведении предусмотренных преобразований. Экономисты скептически оценивают перспективы сделки и настаивают на том, чтобы ФПГ представили конкретные планы сокращения задолженности и избыточных мощностей.
Существуют сомнения в том, что конгломераты действительно выставят на продажу многие предприятия, относящиеся к ключевым сферам их бизнеса, поскольку ФПГ заинтересованы в сохранении собственной силы, а иностранные покупатели вряд ли проявят интерес к малоприбыльным производствам в условиях общей неустойчивости южнокорейской экономики.
При неблагоприятном варианте развития возможно еще одно резкое ухудшение ее состояния с сопутствующим оттоком капитала из страны, наподобие того, который уже имел место после начала кризиса в ноябре 1997 г.
Пессимистические прогнозы подтверждаются на практике. Уже имели место действия, направленные против передачи "Daewoo Electronics" корпорации "Samsung". Их инициаторы заявили, что правительство не должно вмешиваться в управление электронной промышленностью и что отрасль в отличие от других не имеет избыточных мощностей.
В середине декабря 1998 г. "Samsung" и "Daewoo" не смогли достичь соглашения о будущем пусанского завода "Samsung Motors", выпускающего легковой автомобиль марки седан "SM5".
Первая из названных корпораций настаивала на продолжении его производства, подчеркивая при этом необходимость сохранении рабочих мест. В свое время "Samsung" для создания собственной автомобилестроительной базы использовала технологию фирмы "Nissan Motors".
Согласно подписанному с ней контракту, не разрешался экспорт этим марок автомобилей за рубеж. "Daewoo" обеспокоена низким уровнем продаж этой продукции на внутреннем рынке и намерена свернуть ее выпуск, что соответствует решению правительства сохранить в стране крупномасштабное производство автомобилей только на двух фирмах - "Hyundai" (она должна поглотить "Kia") и "Daewoo".
Руководство "LG" считает производство полупроводников одним из приоритетных направлений развития корпорации и намерено самостоятельно реорганизовать его. К концу 1999 г. она планирует снизить соотношение между долговыми обязательствами своих предприятий, выпускающих полупроводники, и акционерным капиталом до 200% и ниже.
Намечается привлечь иностранные инвестиции, осуществить продажу недвижимости, выпустить и разместить новые акции. Правительство потребовало от "LG" и "Hyundai" завершить переговоры о слиянии полупроводниковых производств до 25 декабря 1998 г. Однако этот процесс на середину 1999 г. не был завершен.
Против неподчиняющихся ФПГ центральные власти используют финансовые рычаги, связанные с кредитование как текущих, так и долговых обязательств.
На протяжении нескольких десятилетий южнокорейские конгломераты пользовались большой поддержкой со стороны государства, что помогало им сохранить высокую степень централизации и оставаться по существу семейными предприятиями. Правительство, ежегодно публикуя список 30 ведущих (по стоимости активов) ФПГ, фактически поощряло их расширение.
Упор делался на расширение объема продаж этих конгломератов, а не на повышение уровня прибыльности бизнеса. В 1997 г. отношение акционерного капитала к совокупным активам у 30 крупнейших корпораций Южной Кореи составляло лишь 20% по сравнению с 40% у зарегистрированных на бирже японских компаний.
В частности, производственные мощности на трех ведущих корпорациях Южной Кореи, занимающихся выпуском автомобилей, составили 3,4 млн. шт., что обеспечило стране в этой области 5-е место в мире.
Однако объем продаж на внешнем и внутреннем рынках оправдывал использование лишь 80% имеющихся мощностей. Возникли серьезные проблемы с погашением задолженности автомобилестроительных предприятий. В результате в сентябре 1997 г. 4 основные компании в составе группы "Kia", включая "Kia Motors", оказались банкротами. Проблема избыточных мощностей в отрасли обострилась в 1998 г., когда "Samsung Motors" ввела в строй действующих предприятие, рассчитанное на производство 80 тыс. легковых автомобилей в год.
Серьезный удар по полупроводниковой промышленности Южной Кореи нанесло снижение мировых цен. Удешевление динамических запоминающих устройств произвольной выборки (ДЗУПВ) емкостью 16 МБайт явилось основной причиной крупных убытков компании "LG Semicin". Существенные потери понесла "Hyundai Electronics".
Суммарные годовые убытки 510 южнокорейских корпораций, акции которых котируются на Сеульской фондовой бирже, составили в 1998 г. 4,55 трлн. вон.#61482;
Однако большинство южнокорейских ФПГ после наиболее сложного этапа экономического кризиса сумели сохранить свой бизнес. В их управлении внесены существенные изменения.
Если раньше члены семей - основателей этих групп не могли подвергаться критике за ошибки при осуществлении руководящих функций, то с включением этих лиц в советы директоров положение коренным образом изменилось.
По требованию правительства ФПГ перестали предоставлять гарантии по кредитам, получаемым их дочерними предприятиями. Ранее такие гарантии давали возможность осуществлять заимствования в особо крупных размерах. За один год 30 конгломератов предоставляли их на общую сумму 33,1 трлн. вон. Такое свободное финансирование позволяло дочерним предприятиям расширять производственные операции без особых ограничений.
В настоящее время еще одним сдерживающим фактором на пути к наращиванию мощностей является тактика иностранных предпринимателей. Последним принадлежит 20% акционерного капитала 80 крупных южнокорейских компаний, зарегистрированных на фондовой бирже.
В условиях повышения роли иностранных инвесторов корпорации в Республики Корея вынуждены уделять повышенное внимание прибыльности бизнеса, а не его масштабам. В то же время пока ни одна ФПГ не обнародовала планы сокращения мощностей. "Daewoo" заявила, что не намерена свертывать производство автомобилей, которое с учетом поглощения пусанского завода "Samsung" возрастет с 1,2 млн. до 1,5 млн. шт.
Продажа предприятий в рамках "большой сделки" пока осуществляется недостаточно активно. Среди проданных фирм можно отметить подразделение "Samsung" по производству дисплеев и вилочных подъемников. Эта продажа пополнила доходы указанной ФПГ на 1,1 млрд. долл.
Однако в большинстве других случаев возникают существенные проблемы, поскольку нерентабельные или низкорентабельные производства не вызывают интереса иностранных или отечественных предпринимателей, тем более, что ближайшие общеэкономические перспективы неблагоприятны.
Наблюдатели сомневаются в надежности правительственного прогноза, согласно которому прирост ВВП в 1999 г. должен составить 2%. Многие эксперты предсказывают общенациональное падение производства. В таких условиях иностранные инвесторы вряд ли направят в Республику Корея новые крупные капиталовложения.
Пять ведущих ФПГ вместе со своими банками запланировали мобилизовать до конца 2000 г. иностранный капитал на общую сумму 30 млрд. долл. Однако этот план вряд ли осуществим, поскольку в январе - октябре 1998 г. получено только 5,6 млрд. долл., или 19% указанной суммы.
С учетом всех перечисленных факторов структурная перестройка крупнейших ФПГ Южной Кореи займет, по-видимому, более длительный период, чем предполагалось первоначально.
Реорганизация банковского сектора
Одним из условий получения финансовых ресурсов от международных финансовых организаций было реформирование кредитно-банковской системы.
В 1998 г. южнокорейское правительство сообщило о своем намерении реформировать банковскую систему страны. Одним из направлений этих преобразований будет слияние финансово устойчивых банковских институтов с более слабыми и проблемными учреждениями или их поглощению. Альянсы между банками уже стали основной тенденцией в развитии банковского сектора страны.
В результате преобразований до конца столетия в Южной Кореи должны сформироваться 3-4 банка мирового уровня. Предполагается, что таковыми станут "Korean Exchange", "Kookmin", "Shinhan", "Housing Bank", Банк "Korean Exchange", существенно укрепил свои позиции благодаря привлечению капитала крупного германского банка "Commerzbank".
Крупнейшим 12 национальным банкам предстоит пройти проверку на соответствие критериям достаточности капитала, рекомендованным Банком международных расчетов, который размещается в Швейцарии и является крупным исследовательским центром мирового значения.
Для малых и провинциальных банков будут применяться заниженные требования, но при условии их отказа от проведения операций на внутреннем рынке. Два банка, находящихся в критическом состоянии, - "Korean First Bank" и "Seoul Bank", вероятно, будут приватизированы.
В преддверии реорганизации банк "Cho Hung" пытается мобилизовать дополнительный капитал в 100 млн. долл. путем размещения конвертируемых облигаций.
"Commercial Bank" и "Hanil Bank" стремятся привлечь зарубежные финансовые ресурсы для последующей трансформации в совместный банк.
Учитывая радикальность южнокорейских реформ, Азиатский банк развития (АзБР) принял решение увеличить на 120 млн. долл. пакет займов для содействия реорганизации банковского сектора. По требованию АзБР правительство Республики Кореи направят заемные средства нескольким крупным банкам для ускорения процесса реструктуризации.
Всемирно известная корпорация "Daewoo" совместно с иностранными банковскими компаниями намерена учредить гигантский банк, который займет ведущее место в данной отрасли южнокорейской экономики.
Для реализации плана создания банка 4 финансово-промышленные группы - "Daewoo", "Samsung" "Hyundai", "LG" - должны выделить на создание этой мегаструктуры по 500 млн. долл. для мобилизации капитала на сумму 2 млрд. долл. и получить такую же сумму от иностранных соучредителей (по видимому, из США, ЕС и Японии).#61482;
В целом финансовая реформа становится одним из основных элементов программы по выводу южнокорейской экономики из кризиса.

Статья опубликована в журнале "Проблемы Дальнего Востока", ИДВ РАН, No 5, 1999 г.



viperson.ru

Документы

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован