Железный аргумент

Известно, во многих странах разводится каждая третья семья. В Москве, к примеру, первичную ячейку общества разрушает каждая вторая пара (по крайней мере, так было в 2003 г., а в 2004 году развелись около 60% брачующихся). Так что люди вначале  влюбляются, устраивают пышные свадьбы, а потом разводятся. Сейчас стали венчаться в церкви; считают, что данное перед алтарем обещание «быть в радости и горести до конца дней своих» спасет их от бракоразводного процесса. Вступающие в брак наивно верят, что статистика обойдет их стороной и у них все будет по-другому, а не как у всех. Другие думают, что им удастся обмануть беспристрастную статистику, и окажутся как раз в той самой первой половине, которая не разводится. Что на это можно сказать. Это сказочная и волшебная мечта, тогда как развод – это реалии жизни.

При разводах приводится огромное количество всевозможных доводов: дети, квартира, имущество, репутация, нарушение религиозных устоев, карьера, общественное мнение, акции предприятий, счета в банках и многое другое. Были времена, когда к бракоразводному процессу подключались партийные руководители разных уровней. На разведенного человека ставили клеймо «морально неустойчив», что сразу же сказывалось на его карьере. Сейчас ко всему этому прибавились брачные договоры, однако и это не помогает.

Чего стоит дележ имущества, каких только страстей здесь не происходит. Один из моих знакомых при дележе имущества требовал его половину (не половину вещей, а их половинки). Во время отсутствия жены (уже бывшей) он умудрился распилить все, что было в доме. Злые языки утверждали, такому дележу подверглись телевизор, холодильник, люстры, кастрюли, сковородки и иные железные вещи.

Однако как показывает жизнь, ни один из этих доводов не действует. Люди, несмотря ни на что, продолжают разводиться.

В нашем рассказе фигурирует еще один довод, который оказался достаточно аргументированным при решении столь сложного вопроса.

Эту историю мне рассказали друзья, заранее предупредив, что не будут называть имени героя этого рассказа. Мы и не будем настаивать на этом, ведь как покажет дальнейшее повествование в такой (или в достаточно близкой) ситуации может оказаться любой из нас. Так что зачем в кого-то бросать камень.

Начну с самого начала. Один из наших уважаемых профессоров приобрел цыплят и решил выращивать их на даче. С одной стороны, небольшое подспорье для семейного бюджета, с другой – что-то должно быть и для души. По всей видимости, инициатором этой идеи была жена профессора, так как, говоря о цыплятах, он постоянно чертыхался. Известно, петушки растут быстрее курочек и дают больший привес, поэтому наши птицеводы приобрели именно петушков, а не курочек. Опять же, будет не так жалко резать в конце летнего сезона. Петухи на то и годятся, чтобы время от времени оказываться в кастрюльке, а курочек, тех жалко туда отправлять.

Профессор смастерил цыплятам просторную вольеру, кормушки, поилки и все прочее, что нужно для жизни этих пернатых. Профессора часто неспособны на такие подвиги. Они могут написать толстую книгу, кучу заумных статей, придумать и провести сложнейший эксперимент,  а вот забить гвоздь или смастерить что-то в доме – на это у них чаще всего не хватает времени, а если говорить честно, то – умения.  Однако наш герой оказался мастеровым.

Как известно, дача довольно обременительное занятие, а петушки – тем более. Их, несмотря на занятость, недомогание надо постоянно кормить и поить. Что делать, ведь зарплата даже самых маститых профессоров не выше, чем у московских дворников, о которых так рьяно «печется»   московский градоначальник. Опять же, мэра можно понять, чистота – это здоровье города.

Любой профессор всегда находится в окружении множества красивых девушек: студенток, аспиранток, сотрудниц. Однако не все профессора пользуются у них успехом. Студентки строят глазки своим преподавателям только до завершения экзаменационной сессии, а потом становятся совершенно равнодушны к ним. Крутить роман с аспирантками дорого обходится; они сразу же стараются переложить на плечи своего избранника все тяготы работы над диссертацией. О сотрудницах – я уже не говорю; дома одна мельтешит перед глазами, а на работе – другая. Ни одна нервная система не выдержит такого!

Наш герой, мы уже говорили, был не только мастер на все руки, но и любимцем женщин. Когда профессор был значительно моложе, у него были определенные критерии: блондинки, брюнетки, определенный рост, вес  и прочее. А сейчас в более зрелом возрасте, как он сам говорил, «любит все, что попадает в мелкоячеистую сеть». Из-за этого у него постоянно возникали  проблемы в общении с супругой. Жена, узнав об очередных увлечениях, сердито увещевала его: «Как могут тебе нравиться эти ходячие «суповые наборы», имея в виду тоненьких студенток. На что супруг философски изрекал: «Что поделаешь, дорогая, пожилым мужчинам все юные девушки кажутся красавицами».

У профессоров в основном свободное расписание, особенно летом. Прочитал лекции, провел консультации,  «порулил» наукой, дал необходимые указания своим аспирантам, сотрудникам и можешь отправляться на все четыре стороны. Наш герой уезжал на дачу писать очередную заумную книгу, а заодно –  кормить своих петушков.

Итак, профессор поехал на дачу и немного задержался там. Дело было летом, поэтому на работе не особенно сильно  беспокоились. Проходит неделя, вторая, а его нет. Жена вначале не очень волновалась за своего мужа, магазины имеются в даже самых необжитых местах. Корм для ее любимых петушков тоже имелся в достатке. Кроме того, муж забрал с собой рукописи, так что он был там при деле. Дома полно забот, дети, внуки, не до мужа. Однако через некоторое время у нее начало щемить в той части груди,  где предположительно находится душа. Как он там...

Наконец она договорилась с нашим приятелем, у которого была машина, забила багажник продуктами и отправилась проведать родного мужа. Когда они вошли в дом, увидели следующую картину. На кровати в позе Данаи возлежала женщина, габариты которой не уступали кустодиевской «Купчихи за чаем». Лучи света пробивались сквозь занавески и частично освещали ее дородное тело. Рядом у ее ног сидел наш профессор и общипывал петушка (как потом оказалось, последнего). Он это делал с таким усердием, что перья так и кружились в воздухе. В лучах солнца они казались тем самым золотым дождем с помощью, которого хитроумный Зевс проник в покои Данаи – дочери агросского царя Акрисия.

Далее повествование будем вести со слов нашего друга (того, который приехал на машине). Он в свое время закончил художественное училище, неплохо рисовал и знал толк в искусстве. Поэтому, рассказывая эту историю, он постоянно сравнивал эту женщину с персонажами знаменитых мастеров. Он утверждал, что у дамы были такие роскошные формы, что Тициан, Веласкес, Рубенс, Рембрант, Модильяни, Ренуар вместе взятые умерли бы от зависти, увидев их. Персонажи на их картинах (в аналогичных позах) выглядят худосочными дурнушками по сравнению с новоиспеченной «Данаей».

Как дальше развивались события, неизвестно, так как владелец машины, быстро скрылся с места происшествия, чтобы впоследствии не оказаться свидетелем смертоубийства. Убегая, он услышал гневный голос жены профессора: «Что же ты наделал, подлец эдакий, зачем  петушков загубил».

Наш друг  видел деревенскую «Данаю» всего несколько минут, а за это время, как он утверждал,  перед его взором промелькнули все картины, на которых были изображены обнаженные пышные дамы возлежащие и ждущие своего Зевса: Вичеллио Тициан – «Даная» и «Венера Урбинская», Диего Веласкес – «Венера перед зеркалом», Франсуа Буше –  «Лежащая девушка», Франсиско Гойя – «Обнаженная маха», Эдуард Мане – «Олимпия», Огюст Ренуар – «Обнаженная, освещенная солнцем», Амедео Модильяни – «Обнаженная, откинувшаяся на белую подушку» и много-много других. Он уверял, ни одна из них, ни в какое сравнение не шла с избранницей нашего профессора. Рассказывая эту историю, он мечтательно закатывал глазки и постоянно облизывался, настолько завидно ему было.

 Прошло некоторое время. Раздается телефонный звонок. Супруга  профессора сообщила нашему другу, что собирается разводиться и просит совета. Вот что она услышала: «Развестись, конечно, можно, однако петушков ведь уже не вернешь...». «Да, ты прав» – послышался ответ.

Так что в нашем случае петух оказался наиболее авторитетным аргументом при выборе сложного решения.

 

Садчиков Анатолий Павлович, профессор МГУ имени М.В.Ломоносова, вице-президент Московского общества испытателей природы

 

 

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован